Имперская задача ("Завтра")

Межнациональные конфликты достали. Достали всех – русских, татар, кавказцев. Последние откровенно признают, что боятся выходить на улицы русских городов без пистолетов и ножей. Им страшно, они боятся русских националистов. Боятся и татары, боятся и мигранты из Средней Азии. Для них для всех, Россия – один общий дом. Где все хорошо, кроме одного – слишком мало мечетей, и слишком много неправильных русских, забывших свою народную культуру и стремящихся подменить собою единый многонациональный народ. Все это было высказано за круглым столом, организованным Общероссийской общественной организацией «РОДИНА – Конгресс Русских Общин», организованным, дабы окончательно и «неизбежно», как сказал Председатель организации Алексей Журавлев: «найти правильное решение и правильные способы совместной жизни».

Обсуждение проблемы прошло 19 ноября, в стенах Государственной Думы РФ.

Проблему обозначили так: «Мониторинг и разрешение конфликтных ситуаций в сфере межнациональных отношений».

Инициаторами форума стали депутат Государственной Думы ФС РФ, член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, Председатель Общероссийской общественной организации «РОДИНА – Конгресс Русских Общин» Алексей Журавлев и координатор молодежного направления «РОДИНА – Конгресс Русских Общин», член Бюро Президиума ВПП «РОДИНА» Александр Босых.

Участники форума – представители общественных организаций и этнических диаспор.

Цель форума – создание действующей Комиссии по разрешению межнациональных конфликтов.

Открыл форум Алексей Журавлев:

– Я убежден: как бы не регулировались межнациональные отношения сверху, пока не будет горизонтальных связей, пока диаспоры и общины не будут договариваться друг с другом, и не просто договариваться, а понимать – чего мы хотим, у нас мало что изменится. Мы все знаем – в любой нации людей хороших гораздо больше, чем плохих, – по-достоевски, ясно и просто сказал Журавлев. – Но общество слушает и смотрит СМИ, и любое этническое столкновение вызывает повышенный интерес. Оно напрягает общество. Речь не о том, что это «интересно», это – напрягает. Депутат, преступивший закон, априори притягивает большее внимание, чем любой другой гражданин, совершивший подобное преступление. Точно так и с нашим вопросом – если конфликт межнациональный – к нему и повышенное внимание. И это правильно. Внимание общества ставит определенные акценты, требующие от нас определенных решений.

Я надеюсь, что сегодня нам удастся откровенно поговорить, и найти нужные решения поставленной перед нами общественной проблемы.

Установили регламент. Александр Босых обозначил главную идею форума:

– Поскольку есть инициатива Президента по созданию национальной стратегии, по созданию гражданской нации, по определению межнационального согласия, то нам следует от разговоров переходить к конкретным вещам. Моё личное желание – поставить точку в вопросе «кто виноват?», и вопрос «что делать?» перевести в плоскость конкретных проектов.

Обострение межнациональных отношений за последние два года, а это видно и из сообщений СМИ, и по реакции общества, призывает нас к конкретным действиям. И эти действия должны исходить от нас, а не от каких-то теоретиков и правозащитников. Есть информация, что на решение межнациональной проблемы государством выделен 1 миллиард рублей. Кто первым побежал за этими деньгами? – конечно, правозащитники. И не важно, что они ничего в этом не понимают, не важно, что им не интересна причина конфликта. Для получения гранта им достаточно взять официальную статистику и предоставить пару статей из СМИ – всё. А кровь, смерть, страх – это им на руку. И потому, первая причина создания Комиссии – не позволить им решать за нас наши проблемы. Для диалога с армянами, чеченцами, дагестанцами мне не нужна помощь правозащитников - не нужны посредники, так как я умею пользоваться телефоном.

Далее. Проблема освещения межнациональных конфликтов в СМИ. Что делают СМИ? Освещая ужас преступления, практически умалчивают о наказании, уделяя факту наказания минимум информации. Что, естественно, создает у общества иллюзию безнаказанности: преступление есть, а наказания нет, это провоцирует дальнейшие конфликты. Конечно, присутствует и однобокость в подаче информации: мнение другой стороны дается, когда общественное мнение уже сформировано.

Поэтому Совет по межнациональным отношениям, в который входят представители многих национальностей, должен реализовать инициативу Президента по созданию национальной стратегии, формируя здоровое общественное мнение. Этот механизм давно созрел, и им необходимо пользоваться. Не обвинять власть в бездействии, а помогать власти решать эту проблему.

Достаточно прямо высказался и Глава Центрального Совета Союза Десантников России Павел Поповских:

– Совет Десантников России предлагает наконец-то разделить понятия «нацизм» и «национализм», в свое время смешанные в одну кучу. Сегодня здоровый национализм, будь то русский, татарский, чеченский, нужно поддерживать. И на законодательном уровне нужно четко сформулировать эти различия межу нацизмом и национализмом, и тогда нам легче будет бороться со всеми подобными межнациональными проблемами. Именно СМИ поднимают уличные, дворовые конфликты до государственного уровня, заставляя Президента заниматься проблемой, которой должны заниматься дворовые и городские организации.

Александр Босых согласился:

– Правильное предложение. Я сам считаю себя националистом. И говорю: националист – тот, кто за своих, а не против чужих.

Без обиняков выступил директор департамента международных дел Совета муфтиев России Ренат Абянов, сказав, что нехватка в Москве мечетей – первопричина межнациональных конфликтов.

– Последнее время ислам предстает перед нашими глазами в негативном, устрашающем свете: СМИ рисуют ислам как силу зла. Что касательно мечетей – этот вопрос стоит для нас очень остро, особенно в крупных городах. Как мы можем говорить с вами о межконфессиональном диалоге, когда люди молятся на мокром холодном асфальте? Наши верующие должны достойно приходить в мечети и достойно молиться. Приобщаясь к духовности, граждане России становятся лучше. Знакомство с культурой необходимо проводить не только по телевидению, но и в школах. Я сам этнический татарин, и, читая учебник по истории, у людей моей нации возникает чувство ущербности: история татарского народа в учебниках искажена. Мы должны знать наших литературных классиков. Безусловно, великая русская литература подарила миру уникальных писателей, но, как было бы приятно увидеть в школьных учебниках и татарских поэтов, и писателей. Подводя итог, хочется сказать, наша сила – в нашем единстве и мы полностью поддерживаем вашу инициативу.

– У нас идет диалог, – заметил Алексей Журавлев, – и у меня к вам конкретный вопрос, на который бы хотелось услышать конкретный ответ. У нас в Татарстане вдвое сократили изучение русского языка. По всей России на изучение русского языка дано 1300 часов, а в Татарстане – 700. Как ваша организация к этому относится? Вы говорили все правильно, но хотелось бы услышать конкретный ответ.  

– В учебниках по истории Татарстана написано, что русские – оккупанты, которые насильственно крестили татар, – заметил и Александр Босых. – Хотелось бы услышать ваш комментарий, потому что такие вещи, по крайней мере, вызывают удивление.

– Дело в том, что я представляю духовную организацию, – скромно ответил Ренат Ваисович. – Но, тем не менее, и я могу привести пример: в тех же учебниках истории можно прочесть, что Казанское царство было паразитарным государством. Нужно работать над учебниками, чтобы история подавалась объективно.

– Была затронута тема мечетей, – продолжил дискуссию Босых. – Если мусульмане, коренные жители Москвы, имеют полное право исполнять свои религиозные обряды, то, говоря о мигрантах, приехавших в Москву - я не вижу причин, по которым мы должны не гражданам России за наш счет создавать условия и строить мечети. Здесь хотелось бы дать слово члену Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества Владимиру Шапошникову и члену Общественной палаты РФ, президенту Союза профсоюзов России Дмитрию Галочкину.

– В России, – заметил Дмитрий Галочкин, – должно быть свободное перемещение трудовых ресурсов, в том числе внутренняя мобильная миграция. К примеру, в одном регионе есть большое количество трудового ресурса – в Ингушетии или в Дагестане, а в другом месте есть недостаток трудовых ресурсов. Мы должны способствовать свободному перемещению в России граждан своей страны, и делить граждан не по национальному признаку, а по профессиональному признаку.

Владимир Шапошников рекомендовал диаспорам «работать со своими приезжими соотечественниками и научить их правильному поведению, чтобы предотвратить конфликтную ситуацию».

Член Общественного совета МГЕР Вениамин Роднянский согласился с Журавлевым:

– Алексей Александрович правильно заметил, что у СМИ межнациональные столкновения вызывают повышенный интерес. И наша задача эти конфликты перевести из сферы этнической в сферу уголовную. Надо понимать, что происходят столкновения между гражданами России, а не между Иваном и Абрамом. Это удалось сделать на уровне московского региона, и это надо переносить и на другие регионы.

В этом контексте высказался Антон Привалов, представитель байкеровского сообщества:

– Хочу напомнить саму историю: в середине лета был убит выходцами с Кавказа наш товарищ. 15 сентября мы приехали в Сергиев Посад, 500 мотоциклов. Мы отслужили панихиду и колонной проследовали к месту убийства. Что в результате: местные активисты создали народную милицию, которая патрулировала рынки города, выявляя незаконную торговлю. Все незаконные торговцы оказались кавказцами. Всё это проходило в рамках закона, в рейде принимали участие как представители прессы, так и полиции. И активистам последовали угрозы – угрожали убить, угрожали по телефону, и у говоривших по телефону был явный кавказский акцент.

Общественный деятель Султан Хамзаев так же откровенно поднял тему мечетей:

– Да, в Москве есть большая проблема с мечетями, я, как мусульманин, вынужден молиться и в дождь, и в снег на улице. Это и есть корень межнациональной проблемы. И скидывать миграционную проблему только на мусульман – это неправильно. В Дагестане нет проблемы  «русские – дагестанцы», в Дагестане есть проблема «дагестанцы – дагестанцы». В Дагестане у православных нет проблем. Коллеги, которые приезжали в Дагестан, это видели. Я хочу поговорить про Москву. К нам сегодня едут мигранты. Мы говорим о Евразийском Союзе. У нас в стране уникальная возможность – люди к нам сами едут, по своей воле. Нам для них нужно создать правильные условия – преподавание русского языка, русской культуры. Я вам так скажу – русский народ самодостаточен, и ему доказывать другим, что он лучший – не нужно, он внутри своей страны всем всё уже доказал.

Вениамин Роднянский немедленно согласился:

– Соглашусь с Султаном, что проблема Дагестана - это не отношение русских и дагестанцев, а именно моноэтнические отношения. Да, проблема мечетей существует, и это не религиозная проблема, а социальная – между трудовой миграцией и коренным населением. Как только будет решена проблема с бессмысленно огромным количеством ненужной рабочей силы, – проблема со строительством дополнительных мечетей будет снята.  

О миграционной проблеме высказал свое особое мнение и представитель Союза православных граждан Валентин Лебедев:

– Настоящей концепции внутренней и внешней миграционной политики в нашем Отечестве нет. У нас 5 миллионов безработных людей, которые никуда не могут выехать.

И чтобы говорить о проблемах внутренней миграции, приведу слова Султана Тогонидзе. Прав Султан, сказав год назад на заседании в Общественной палате: мы приезжаем к вам в Россию, и хотим увидеть русский устав, но никакого устава мы не встречаем. Соглашусь, у нас в России нет никакого устава культурно-религиозной жизни. Национально-религиозное мировоззрение - это не идеология, это совсем иное. Когда люди живут плодотворной религиозной жизнью - только тогда у них возникает нормальный межнациональный диалог. В царской России существовало более 180-ти национальностей, и не было между ними никаких межнациональных конфликтов. В царской России на 50 тысяч православных храмов было 18 тысяч мечетей, правда, не в столице, а в местах компактных проживаний.

О необходимости в Москве мечетей сказал и председатель Союза Чеченской молодежи Рустам Тапаев:

– Все мы хотим ездить по большим хорошим дорогам, но никто не хочет, чтобы эта дорога проходила возле его дома. То же самое и с мечетями: никто не хочет, чтобы взрывались дома, никто не хочет, чтобы по квартирам кто-то что-то проповедовал,… и никто не хочет, чтобы где-то была мечеть! Но это – тупиковая ветвь развития, такого быть не может. Мы живем в одном доме, в одном обществе, и надо идти друг другу навстречу. И последнее. Я бы хотел ответить Антону Привалову. Байкеровское сообщество пытается оседлать бытовой национализм. Я считаю, что это – дешевый пиар. Далее, вы сказали про бригады, которые ходят по рынкам – этот момент для меня не понятен. Всем известно, кто крышует незаконных торговцев. Вы бы лучше пошли в полицию. Босых абсолютно правильно сказал: не должно быть давления на суд со стороны диаспор. Но вот такое поведение байкеров – тоже есть давление на суд.  

Крайне скромно и негромко на фоне мужественных и суровых речей  кавказской молодежи выступил Максим Паршин - руководитель службы региональных связей синодального отдела:

– Есть в России любимая национальная забава – поиск национальной идеи. На мой взгляд, закон о национальной политике несколько поспешен. Русский народ – народ, о котором нельзя забывать при выработке подхода к национальной политике и гармонизации межнациональных отношений. Потому что русский народ представляет большинство. Наши проблемы начались с того, что Ленин дал право народам на самоопределение и создание национальных республик. С тем же мы столкнулись и сейчас – у нас есть Рязанская область и есть Северо-Кавказские республики, где в названии присутствует национальный элемент…  

– Конституция Российской Федерации отвечает на все вопросы, – вмешался Султан Тогонидзе.

– В ХХ веке произошла большая путаница, – терпимо продолжил Максим. – Между понятиями «нация» и «народ» – русский суперэтнос был причислен к одной из национальностей. Должен быть один ответственный народ, отвечающий и заботящийся о других народах. Именно поэтому русский народ требует сегодня особой поддержки. Так как тенденция русофобства сегодня также актуальна, как тенденция кавказофобии и исламофобии.

Слова Максима вызвали недоумение у вице-президента Союза Армян России Левона Муканяна:

– Предыдущий оратор выказал свое беспокойство о русском народе. Русских большинство – они сами выбирают и депутатов, и правящую власть. Поэтому я не понимаю – в чем проблема? Самой русской культуры ни по телевидению, ни в СМИ нет. Мигрант, приезжающий в Москву, недоумевает, когда ему говорят: вы приехали в русский город – соблюдайте русские традиции, русскую культуру. Но где он увидит русскую культуру? по телевидению? Там русской культуры нет. И на улице он русской культуры не видит. Если то, что показывают по телевизору, вы называете русской культурой, то, извините, я готов спорить, потому что это культура большого города, но никак не русская культура. И мы готовы внести свой вклад на благо нашей общей России.

Кантемир Хуртаев, председатель Союза студенческих землячеств, по-своему обозначил межнациональную проблему – «отсутствие подобия пионерских и комсомольских организаций, которые прививали бы молодежи идеологию интернационализма». И призвал государство «экономически помогать на ладан дышащим национальным диаспорам».

И пришло, наконец, время конкретно высказаться Султану Тогонидзе, руководителю комитета по делам молодежи Российского конгресса народов Кавказа:

– Не только СМИ формирует общественное сознание и стереотипы. Но и мы сами вот здесь за круглым столом собираемся уже со сложившимися стереотипами. Вот уважаемый молодой человек из РПЦ говорит, что необходимо возложить на русский народ ответственность за другие народы. Такой народ уже существует – и это многонациональный народ Российской Федерации! Это прописано в Конституции! это не русский, не карачаевский, не чеченский народ – это многонациональный народ Российской Федерации! Только на этот народ мы можем опираться! Я попросил бы это учесть! Теперь об учебниках истории. Такое впечатление, что история аварцев, вообще народов Кавказа, Якутии, Сибири, появилась только 200 лет назад. А до этого была только история Руси. Необходимо внести в учебники историю всех народов нашей многочисленной Российской Федерации!

– Султан, извини, – заметил Александр Босых, – мы здесь обсуждаем только то, что конкретно можем решить.  

И Султан предложил конкретно решить следующее:

– Общины и диаспоры никому ничем не обязаны, это общественные организации, которые изыскивают средства на решение собственных проблем и задач. Институт общественного порицания - конечно, хорошо, но существуют компетентные органы. Националистические организации митингуют против кавказских общественных объединений и организаций. Не надо пикетировать. Позовите нас, и мы вместе попикетируем у здания МВД. Мы, кавказские организации, наоборот, работаем на профилактику межэтнических конфликтов, тогда как байкеры выезжают по 500 мотоциклов. А если мы в подобных ситуациях, когда насмерть забили кавказского молодого человека, будем по 500-1000 человек вытаскивать?! И по поводу мечетей. Русские девочки вошли в русскую церковь и устроили там шабаш, и русское общество их поддержало! Каких мечетей вы ожидаете, когда общество больное, и его необходимо лечить!

Внимательно выслушав всех представителей, Алексей Журавлев подвел итог:

– Я хочу сказать вам простые вещи. Кроме того, что мы все ищем пути-выходы из непростой ситуации, сложившейся в нашей стране, мы должны с вами выработать определенные четкие предложения. Не просто так, а чтобы их реализовать на уровне Президента Российской Федерации. Это все серьезно, поверьте. Конечно, можно дать задание Академии наук, она напишет очередную бумагу, спустит нам, а мы с вами будем над ней думать. Но весь смысл как раз в другом – мы должны сами справиться с этой задачей. Мы можем долго говорить друг другу о дружбе и братстве, при этом думать и делать совсем уже не те вещи, о которых говорили. Я уверен – мы с вами обречены найти правильное решение и правильные способы совместной жизни, потому что мы, действительно, один единый народ Российской Федерации.   

Денис Коваленко

"Завтра"