Алексей Журавлёв: Право на самооборону ("Трибуна")

Газета "Трибуна" в своём свежем номере опубликовала большое интервью с председателем партии "РОДИНА", депутатом Госдумы Алексеем Журавлёвым. Предлагаем вашему вниманию текст беседы:  

- Алексей Александрович, вы являетесь автором большого числа законодательных инициатив. В частности, вы предложили законопроекты, которые бы предоставили гражданам право на оружие самообороны и гарантировали его применение без последствий для обороняющегося от бандитов, вторгшихся в жилище, так называемый принцип "Мой дом – моя крепость". Почему вы выступаете с такими предложениями, почему считаете это особенно важным?  

- Потому что это необходимо и важно для большинства законопослушных граждан в той криминогенной и миграционной ситуации, в которой оказалась Россия.   Если брать шире, то законодательство в этой сфере вообще сейчас развивается по непонятной траектории. Уж точно не по европейской, и наша задача – исправить его. Взять хотя бы события последних дней: убийство при задержании бандитами полицейских, вооруженное нападение на полицейского, которому нанесли тяжелейшие травмы. Обе трагедии произошли в самом центре столицы. В обоих случаях причиной явилось то, что стражи порядка боялись применять табельное оружие. Потому что даже ранение преступника от пули правоохранителя может повлечь уголовное преследование и тюрьму для полицейского. Законодательство и правоприменительная практика довели полицейских до того, что они предпочитают получить удар ножом в грудь или пулю, чем нежели применить табельное оружие. Это абсурд.  

- И как же мы дошли до жизни такой? Ведь законы принимают депутаты...  

- Принимают депутаты, это верно. Но проблема в том правительстве, которое стало главным модератором законов. И эти законы характеризует либеральный подход. Там находятся люди, которые не понимают, что полицейский, который не может защитить даже себя, не в состоянии защитить общество от бандитов. Парадоксально, что такой подход не имеет ничего общего с принципами, принятыми в так называемых цивилизованных странах, в той же Америке, на которую любят ссылаться. Там полицейский безнаказанно убивает подростка с игрушечным пистолетом. В либеральной Европе полицейским дано право действовать жестко. Больше того, даже в Молдавии, которая сейчас подписала договор об ассоциации с ЕС, разрешено ношение огнестрельного оружия. А у нас это даже полицейскому не позволено, если он не отправляется на задержание опасного преступника. Вы вдумайтесь до чего мы дошли с нашим либерализмом!   Сотрудники силовых структур, даже те, кто охраняет высших должностных лиц государства и прекрасно владеет огнестрельным оружием, не имеют права иметь его при себе, находясь не при исполнении. Они вынуждены его сдавать, когда уходят со службы. В результате нередко они гибнут, если пытаются во внеслужебное время предотвратить преступление. Такой случай произошел неделю тому назад в Москве. Мы готовим законопроект, который будет обязывать для начала сотрудников спецподразделений постоянно иметь при себе табельное огнестрельное оружие. Это крайне необходимо не только для их личной безопасности, но и для безопасности общества, для защиты от бандитов. Я считаю, что и полицейские обязаны иметь при себе табельный пистолет. И надо будет принимать закон и в отношении них, который бы разрешал применение оружия во внеслужебное время.  

Однако полицейских на всех не хватит, гражданин сам должен уметь себя защитить. И эту норму нужно постепенно вводить в отношении взрослых, здоровых законопослушных граждан. Сие не означает, что все мы должны ходить вдоль Тверской с автоматом.  

-  По моим представлениям, сейчас лучше умереть, чем убить бандита, вломившегося в ваш дом. Ибо нередко смерть лучше тюрьмы, которая гарантирована, если вы не докажете, что грабитель, вторгшийся в ваше жилье, намерен был вас убить…  

- Действительно, статья 37 УК ("О самообороне") ныне работает против законопослушных граждан и на пользу бандитам и преступникам. 9 из 10 законопослушных граждан, которые защищали себя от нападения бандитов с применением огнестрельного оружия или даже ножа, сидят в тюрьмах. Такова правоприменительная практика, таков у нас закон. Почему? Потому что любое применение оружия в России, когда есть ранение или летальный исход, влечет автоматическое возбуждение уголовного дела. Раз уголовное дело возбуждено, оно, как правило, доходит до суда. А там существует обвинительный уклон. Подавляющее большинство фигурантов осуждаются, получают наказания. Ибо оправдание к тому же не в интересах правоохранителей, это портит показатели работы.  

- Выходит, те, кто имеет огнестрельное оружие, должны знать, что применять его ни в коем случае в России нельзя? Но это же абсурд!..    

- Абсурд, но такова реальность. Мы внесли соответствующие поправки, чтобы разрешить гражданам применять огнестрельное оружие, защищая себя, своих близких, свое имущество, обороняться от вооруженных бандитов хотя бы в своем доме.  

- То есть если на вашу частную территорию проник злоумышленник, у вас должно быть право не беседовать с ним интеллигентно и пытаться призвать его к порядку, а сразу применить оружие самообороны и не опасаться за последствия. Ведь в реальной жизни времени на раздумья бандиты обычно не оставляют…  


- Да, было бы логично наделить таким правом законопослушных граждан. Но вот передо мной лежат заключения правительства на эти законодательные поправки. Правительство не оставляет за гражданином права на вооруженную защиту. Есть аналогичное мнение Верховного суда России, которое солидарно с кабинетом министров. При этом они прекрасно знают, что бандиты у нас вооружены, есть статистика применения огнестрельного оружия гражданами. Просто так никто в бандитов не стреляет.  

- Почему наверху нет понимания реальной ситуации, почему нам отказывают в необходимой обороне?  

- Это атавизмы прошлого времени, отжившего мышления, которое еще присутствует в головах. У нас у всех в 1917 году большевики отняли оружие, и с тех пор народ безоружен и беззащитен. Как тогда, так и теперь власть безумно боится вооруженных людей. Логика такая: пусть они себя не защищают, но зато и на нас не нападут. И иной логики не просматривается. Есть и такое объяснение: если дать оружие, они друг друга перестреляют. Однако этот тезис не выдерживает критики: имеющееся огнестрельное оружие, в основном охотничье, применяется только на охоте, исключения слишком редки. У нас полстраны служили в армии, умеют обращаться с оружием. Я уже не говорю о том, что такая ситуация губит нашу оружейную промышленность, о развитии которой должно заботиться правительство. В результате отечественное короткоствольное оружие не идет ни в какое сравнение даже с чешскими аналогами, тем более уступает западным образцам. На развитие, на конструкторские разработки просто нет денег. Мы отстаем и по оружию, и по законодательству. Повсюду от Америки до Финляндии гражданам дано право иметь и носить огнестрельное оружие. И нигде никто не бегает и не стреляет. А у нас ссылаются на некий менталитет и "не пущают". Следуя этой логике, надо запретить автомобили, потому что в России ежегодно на дорогах гибнет по 30 тыс. человек. Так давайте все будем ходить пешком. Но приведет ли это к развитию общества? Очевидно, что не приведет. Потому что любые подобные запретительные меры приводят к стагнации общества, а не наоборот.  

- Причём те, кто желает нелегально обзавестись оружием, делают это без проблем. Бандиты хорошо вооружены, они легко достают огнестрельное оружие. Запрещено лишь законопослушным гражданам… 

- О том, как просто приобрести пистолет на чёрном рынке, есть много анекдотов. А южнее города Ростова вообще почти все мужчины вооружены. И всем это известно, даже членам кабинета министров. Но при этом они сопротивляются изменению 37-й статьи УК. И будут сопротивляться.  

- Что же делать? Как исправить ситуацию?  

- Работать дальше, вносить законодательные инициативы, работать с общественным мнением. Ведь общественное мнение у нас разделилось почти пополам. При том, что пропаганда культуры обращения с огнестрельным оружием отсутствует. Пока СМИ культивируют большевистскую точку зрения: народу оружие давать нельзя. Нам показывают «кошмар», который творится там, где оно разрешено. Но посмотрите, что происходит в нашей стране: майор полиции Евсюков запросто, извините, как куропаток, расстрелял ни в чем не повинных безоружных граждан. И в чем разница с Диким Западом? У них разрешено, у нас – запрещено. Некорректные сравнения в пользу запретов – конек либералов. В результате в России лишь около одного процента жертв вооруженных нападений дают отпор бандитам. Бандиты это знают и прекрасно себя чувствуют в нашей стране. А вот если бы грабитель понимал, что, залезая в чужую квартиру, он может получить пулю в лоб, он бы много раз подумал.   Либералы и так называемые правозащитники говорят: жизнь человека важнее, чем имущество. Я согласен. Но чья жизнь? Беременной женщины, которая защищает своих детей, или жизнь того подонка, который сознательно идет на преступление и ставит под угрозу невинных людей?  
Мы предлагали очень корректную формулировку: если грабитель, вломившийся в жилье, имеет при себе оружие, то гражданин не обязан думать о последствиях применения против него огнестрельного оружия. Но и эта формулировка не проходит. Либералы ставят палки в колеса.  

- В России находится огромное число нелегалов, которые часто приезжают с непонятными целями, жители крупных городов нередко сталкиваются с проявлениями криминала с их стороны, бывает, они нападают группами. При этом расследование преступлений со стороны иностранцев затруднено в силу того, что у них нет документов, они не имеют прав пребывания в России и соответственно не отслеживаются правоохранительными органами. Как быть с этим, не является ли это дополнительным аргументом для того, чтобы добиваться расширения прав необходимой обороны для законопослушных граждан?  


- Ситуация в миграционной сфере сложилась не вчера, она вызревала еще с конца 90-х годов. И партия "РОДИНА", как все помнят, давно предупреждала власть об опасностях, которые кроются в бесконтрольной миграции. Мы глубоко изучали эту проблему, открыто говорили о ней, за что, собственно, и пострадали. Партия силовым давлением была фактически ликвидирована.  

На сегодняшний день эта проблема приобрела такой масштаб, что требует срочного вмешательства властей. Но и сейчас федеральное правительство неадекватно реагирует на сложившуюся в миграционной сфере ситуацию. Что касается президента и его администрации, то там внимание достаточно пристальное. Мы видим это и по посланию президента Федеральному Собранию, и по другим выступлениям главы государства. Эти вопросы обсуждаются в ходе заседаний Совета по межнациональным отношениям при президенте, в который я вхожу. Но положение дел настолько запущено, что за один день не разобраться и не принять адекватных мер. Россия ныне занимает второе число в мире по числу мигрантов – легальных и нелегальных.  

В то же время речь идет о гражданах стран нашего общего постсоветского пространства, и мы должны это учитывать. Поскольку с высококвалифицированными приезжими из развитых стран проблем нет. Ввести визовый режим со странами СНГ было бы самым простым и самым, кстати, эффективным решением. Но сделать этого Россия не может в силу ряда причин, прежде всего потому, что мы идем по пути евразийской интеграции.  

С другой стороны, мы не можем больше мириться с тем, чтобы к нам ехали в большом числе неквалифицированные, некультурные люди, которые не адаптируются в наше общество, создают моноанклавы, где процветают этническая преступность, рабовладельчество, наркомафия. Зачем нам повторять печальный опыт многих европейских стран? Сейчас в Германии вопрос стоит уже о том, что приезжие считают некоторые регионы своей территорией и пытаются устанавливать там свои законы. Некий тихий захват. Если мы будем продолжать идти по этому пути, то получим проблемы не где-нибудь в Нечерноземье или в Сибири, а прямо здесь в Москве.  

По данным ФМС, в России сейчас около 12 миллионов мигрантов – 8 процентов населения. А сколько их реально, не знает никто. ФМС считает, что 3 млн. нелегалов. По экспертным данным – порядка 10 млн. Причем патенты на работу выданы лишь 2 млн. мигрантов. Что делают здесь все остальные? Так что проблема гигантская. И решить ее одна Россия уже не в состоянии.   Необходимо срочно вводить загранпаспорта. Делать скан паспорта уже при пересечении границы или при оформлении регистрации или патента, вносить эти данные в единую базу. Но ныне нет даже единой электронной базы мигрантов. Все ведомства ведут свой учет, через который, как сквозь сито, просачиваются миллионы неучтенных и часто не нужных России приезжих. Граждане России, коренное население состоит на учете, о нас все известно, а рядом – миллионы неучтенных людей, неизвестно чем занятых.  

- Наверное, к этому следует прибавить, что необходимо вводить обязательную медицинскую страховку для мигрантов, поскольку сейчас медпомощь им фактически оплачивают граждане России?  

- Безусловно. Ведь дошло до того, что в странах Средней Азии продают медицинские туры в Россию. "Туристов" переправляют сюда, чтобы лечиться, рожать. Потому что, например, в Узбекистане любое родовспоможение – платная услуга. И вот они едут в Россию рожать бесплатно. А дети, родившиеся здесь, автоматически становятся гражданами России. При этом они часто не знают русского языка, не хотят его учить, не воспринимают нашу культуру и традиции. Им негде жить, кроме подвалов и чердаков. Зачем нам такие граждане?   Вот мы и предлагали правительству две простые вещи – ввести обязательную медицинскую страховку и миграционный вексель. Ничего здесь сложного и дискриминационного нет. Во всех странах мира это существует. Мы же с вами не едем в Европу без страховки. Даже в Белоруссию не едем. Со страховкой все предельно ясно. Вексель тоже понятная вещь – это залог, который нельзя использовать никак иначе, кроме оплаты выезда мигранта в случае окончания патента или нарушения им законодательства. Вовремя без нарушений выезжаешь – получи свои деньги обратно. Но почему Россия, мы с вами еще должны оплачивать выдворение мигрантов-преступников, вообще непонятно. Кроме того, необходимо строить специальные центры для мигрантов, сейчас на всю Россию их всего 2. Президент поставил такую задачу, и я уверен, что такие центры начнут открывать по всей стране. Если этого не будет делаться, то через 15 лет мы получим европейскую ситуацию. Дети мигрантов, которые не интегрированы в наше общество, потребуют привилегий…  

– Вы говорите о конкретных законодательных инициативах, понятных и необходимых, при этом действующее законодательство, очевидно, отстает от реальности. Почему эти предложения не проходят?  

– Мы внесли около 100 конкретных законодательных предложений. Немалая часть пока не стала законами. Но мы будем продолжать свою работу. Я убежден, что России с учетом масштаба проблемы необходим Миграционный кодекс, который бы регламентировал правила въезда, выезда, работы и адаптации иностранных граждан. Этот документ должен быть предельно ясно написан и понятен как гражданам, так и не гражданам. На сегодняшний день мы имеем более 400 законных и подзаконных актов, которые часто противоречат друг другу и в которых может разобраться только высококлассный специалист ФМС. Эти документы необходимо систематизировать. Понятно, что подготовка кодекса – дело не одного года. Но он необходим, и понимание этого есть и в ФМС.  

Кроме того, необходимо создать орган, который бы координировал всю миграционную работу. Ведь сейчас ФМС не контролирует то, что делает погранслужба или МВД. Никто не проверяет наличие медицинской страховки, в функции пограничников это не входит. В ЕС есть миграционный комиссар и его аппарат, который может единолично решить любую возникшую проблему, например, за 24 часа без суда выслать из страны любого, нарушившего миграционное законодательство. У такого единого органа нет.  

– Есть еще проблемы внутренней миграции, которые связаны с переселением граждан России, прежде всего с Кавказа в другие регионы страны. Что с этим делать, и пытаетесь ли вы предлагать какие-то законодательные меры, которые урегулировали бы эти проблемы?  

– Прежде всего, следует подчеркнуть, что это наши граждане и рано или поздно мы обязаны научить их правильно себя вести и уважать законы, традиции и права сограждан. Для этого нужна система воспитания, их надо обучать обычным нормам этикета и правильного поведения в приличном обществе. Но пока что ситуация в этой сфере выглядит не совсем благополучно, вы правы. Не так давно мы разработали законопроект, который предусматривает принудительную высылку гражданина к месту его постоянного проживания в случае нарушения им административного законодательства, норм поведения в обществе. Не хочешь вести себя нормально, пожалуйста, в аул, в деревню, к родителям на перевоспитание. А правоохранительные органы присмотрят за ним по месту жительства. Кстати, этот закон касается не исключительно выходцев с Кавказа. Такая же мера будет применяться и в отношении какого-нибудь тульского парня, который, приехав в Москву или куда-то еще, потерял голову. Некоторые национальные диаспоры уже сейчас такие вещи практикуют.  

В целом же следует отметить, что проблема межнациональных отношений в России слишком запущена. Однако я не сторонник возрождения Министерства по национальным отношениям, к чему призывают некоторые мои коллеги по Совету по межнациональным отношениям при президенте России. Не в восторге я и от федеральной целевой программы на эту тему. Песнями, плясками, конференциями, которые в соответствии с этим документом предусмотрены, межнациональные отношения не урегулируешь. К тому же там отсутствуют критерии оценки эффективности тех или иных мер. Насколько выставка или конкурс рисунков, организованные на бюджетные средства, укрепят межнациональный мир?  

Необходима глубокая, продуманная система воспитания, включая школьную, которая бы обучала, нацеливала людей на взаимное уважение, на добрососедские отношения.

"Трибуна"